Интервью: ФРИДИ КЮНЕ


Фриди Кюне - один из лучших хайлайнеров в мире. В интервью команде SKALOLAZ.PRO он рассказал, как установил в России два мировых рекорда, что является главным врагом слэклайнера, а также о том, что сложнее: натянуть хайлайн длиной 2 км, или пройти по нему.


Фото Kyle Lovett


С чего всё началось? Когда и где ты впервые попробовал пройти по слэклайну?


Это случилось 10 лет назад. Мне было двадцать, я приехал в Италию, чтобы полазать на скалах. Мои друзья натянули очень короткий слэк между двумя деревьями. Я попробовал пройти, и у меня ничего не получилось. И тогда я решил во что бы то не стало укротить слэклайн и научиться ходить по нему. Я тренировался, тренировался и тренировался, а когда вернулся из Италии домой, купил свою стропу и стал заниматься каждый день.


Расскажи о своём скалолазном прошлом.


Я начал заниматься скалолазанием в 16 лет. Но даже до этого, когда я был маленьким ребёнком, я всё время куда-то залезал. На деревья, маленькие скалы, дома. Увидев меня на крыше нашего дома, родители кричали: « О Боже, спускайся скорее!» Но лазать на скалах с верёвкой я начал в 16 лет с друзьями из школы. Эти же друзья позднее привели меня в мир слэклайна и хайлайна.


Один человек сказал мне, что каждый ребёнок – скалолаз, потому что он – ребёнок.


Да, это очень мудрая мысль. Дети ближе к природе, они ведут себя естественно. А мы, люди, произошли от обезьян, и наши предки лазали целыми днями, постоянно. Так что лазание у нас в крови. И я думаю, что заниматься скалолазанием и, таким образом, следовать своей природе, очень полезно и весело.


А сейчас скалолазанием занимаешься?


Лазаю время от времени. Не так много, как в те времена, когда я делал только это. С тех пор, как я увлёкся слэклайном и хайлайном, я провожу больше времени на стропе, чем на скалах. Но я до сих пор люблю скалолазание, и часто эти два вида активности соединяются в моей жизни. Чтобы натянуть слэклайн в горах, туда нужно сначала залезть. А чтобы натянуть стропу, приходится повозиться с верёвкой и железом, применяя весь спектр альпинистских приёмов. Так что моё скалолазное прошлое помогает мне в хайлайне.


Тебе было трудно перейти со слэклайна на хайлайн? Сколько времени на это ушло?


Примерно через год после того, как я начал ходить слэклайн над землёй, мы с другом отправились в каньон, чтобы натянуть наш первый хайлайн. Опыта в данном деле у нас не было почти никакого. И первые шаги по хайлайну давались очень тяжело. Даже если ты занимаешься скалолазанием и думаешь, что не боишься высоты, на хайлайне ты чувствуешь себя совсем по-другому. Перед тобой нет скалы, только воздух вокруг, и от этого становится страшно. Поэтому практически любому скалолазу на хайлайне становится не по себе. Страх высоты у нас в ДНК, это нормально. И даже если ты хорошо ходишь по слэку над землей, повторить то же самое в воздухе – очень трудная задача. Для этого нужно переступить внутренний барьер, побороть свой страх. И постепенно в процессе тренировок ты начинаешь чувствовать себя на хайлайне всё лучше и лучше.


Расскажи о хайлайн-сообществе? Думаю, немногие люди на нашей планете способны на это. Сколько человек в мире ходят по хайлайну?


Это сложный вопрос. Я не знаю, сколько всего хайлайнеров на Земле. В больших тематических сообществах на Facebook около 15-20 тысяч человек. Конечно, не все, кто занимаются хайлайном, состоят в этих группах. Думаю, сегодня сообщество хайлайнеров – примерно то же самое, что сообщество скалолазов 20 лет назад. Так что это весьма узкий круг людей. И когда ты путешествуешь и встречаешь в другой стране единомышленников, между вами сразу возникает сильная связь. Ты знаешь, что эти люди прошли через те же вызовы, что и ты сам. Вы одинаково смотрите на мир и сразу становитесь друзьями. Но в отличие от скалолазов 20 лет назад, у нас сегодня есть вся мощь Интернета, что существенно упрощает международное общение и ускоряет интеграционные процессы.


Фото Aidan Williams


Как ты тренируешься?


Стараюсь проводить на слэклайне как можно больше времени. Конечно, с хайлайном всё сложнее, очень немногие люди могут позволить себе иметь собственный хайлайн во дворе. Так что я занимаюсь на небольших слэлайнах, на родеолайне (очень слабо натянутый слэк). Стараюсь достичь предела во всём, что касается равновесия, балансирую на одной ноге, боком, с завязанными глазами, жонглирую на слэклайне. Это хорошо развивает быстроту рефлексов и координацию движений. Другие виды спорта тоже присутствуют в моей жизни. Чтобы натянуть слэклайн в горах, приходится на них забираться. Летом я бегаю и плаваю, а зимой люблю лыжи. Чтобы быть в форме, занимаюсь йогой по 2 часа 4-5 раз в неделю. Немного гимнастики раз или два в неделю, включаю в комплекс специально подобранные упражнения: различные варианты подтягиваний, кампусборд, упражнения на выносливость. Всё, что помогает гармонично развивать тело.


А ты тренируешь кого-то?


Да, это часть моей работы как профессионального слэклайнера. Я устраиваю шоу, выступаю с речью на различных мероприятиях, а также провожу мастер-классы по слэклайну и хайлайну. Показываю людям, как натянуть стропу, для новичков это первый шаг. Конечно, можно узнать об этом из Интренета, но всегда лучше поучиться у профессионала – как с точки зрения эффективности, так и с точки зрения безопасности.


Например, на занятиях по хайлайну я организую для новичков верхнюю страховку. Так люди получают первый опыт хождения по стропе без риска получить травму, как это было у меня. Когда я сам только начинал осваивать хайлайн, никто не учил меня, как это делать, так что приходилось не сладко. На моих курсах верхняя страховка обеспечивает безопасность и помогает постепенно привыкнуть к высоте. Затем, когда человек готов, мы можем убрать её, оставив нижнюю страховку, и учиться безопасно падать с хайлайна и забираться обратно на стропу после падения. Так я делаю хайлайн более доступным для людей. Кстати, у большинства людей на моих мастер-классах есть скалолазание за плечами. Не обязательно быть суперспортсменом, но ты должен быть способен поднимать своё тело, иначе не получится залезть на хайлайн.


Когда мы говорим о преодолении границ возможного в хайлайне, это в большей степени касается физической формы или психологии?


И того, и другого, но психология, пожалуй, важнее, особенно в моих проектах и рекордах. Когда мы идём по хайлайну длиной 2,8 км, самому длинному в мире, это очень тяжело физически. Нужно практиковаться месяцами, а может, годами, чтобы балансировать в течение двух часов, не опуская руки. Требуется очень хорошее дыхание, контроль тела, рефлексы, но на самом деле это – всего лишь основа. Это не поможет тебе, если страх возьмёт верх. Тело должно быть сильным, но и разум должен быть силён, чтобы контролировать и направлять тело во время прохождения хайлайна или скалолазного маршрута. Особенно это касается фри соло, где психология – это всё.


Давай поговорим о самом длинном хайлайне, который тебе удалось пройти. Что было сложнее – дойти до конца, или натянуть стропу такой длины?


Очень хороший вопрос. И то, и другое – очень сложные задачи. Установка такого хайлайна – командный вызов. Абсолютно невозможно сделать это в одиночку. Тридцать человек работали целую неделю, чтобы натянуть самый длинный в мире хайлайн. Но это только на месте, а ведь были еще месяцы планирования и разведки. То была исключительная линия, 2 км длиной, и это вряд ли повторится в ближайшем будущем, поскольку натянуть такой хайлайн невероятно трудно.


Что касается преодоления линии такой длины, то для спортсменов это также было сложнейшей задачей. Не могу сказать, что оказалось труднее. И то, и другое, но по-своему.


Поговорим о мировых рекордах. Сколько их у тебя?


Три я удерживаю до сих пор, а всего за время своей карьеры я установил 11 или 12 мировых рекордов, два из которых в России.


Фриди прошёл хайлайн 110 м фри соло и установил мировой рекорд


Какой рекорд был самым трудным?


Самое длинное фри соло прохождение хайлайна (110 м). Это не так трудно с физической точки зрения, как линия длиной в 1 км. Но сохранять уверенность на хайлайне без страховки оказалось для меня самой сложной задачей. Когда ты решаешь пройти линию без страховки, много мыслей проносится в твоей голове. Это был очень интересный опыт, и самый трудный рекорд из всех.


Ты был в России несколько раз. Поделишься воспоминаниями?


Впервые я оказался в России два года назад. Это было в 2018 году Кисловодске недалеко от Эльбруса.


Фриди на фестивале Red Fox Elbrus Race 2018. Фото RedFox/Андрей Чепакин


Я участвовал в Red Fox Elbrus Race, когда ты устроил там своё шоу.


Правда? Это круто! Меня очень впечатлили те соревнования. В общем, я начал с того, что отправился на фестиваль и встретился с российскими слэклайнерами. Я совершил небольшое путешествие по окрестностям, но Россия – огромная страна, и я увидел только малую часть во время первого визита. Но у меня появились друзья в России, и скоро я вернулся, чтобы устроить шоу в Москве и в Перми.


Фриди с российским хайлайнером Александром Грибановым


В апреле 2019 года на фестивале хайлайна в Кисловодске мы натянули хайлайн длиной 1 км – самый длинный в России. Мы прошли его, двое российских слэклайнеров и я. Через пару дней тренировок я надел повязку на глаза и установил мировой рекорд – прохождение хайлайна длиной в 1 км с завязанными глазами. Этот рекорд держится до сих пор.


Это безумие!


Да это было круто! На самом деле, между прохождением с открытыми глазами и вслепую не такая большая разница. Это не два разных мира. Ты просто пробуешь, и у тебя начинает получаться. Таким был мой первый рекорд, установленный в России.


Второй был в Москве в сентябре 2019 года. Меня пригласили московские слэклайнеры, чтобы пройти по стропе, натянутой между двумя небоскребами – Око тауэр и Нева тауэр. Длина хайлайна составила 220 м, а высота над землей – 350 м. Это был самый высокий городской хайлайн. На месте присутствовал официальный представитель Книги рекордов Гиннеса, который сразу зафиксировал наше достижение.


Что самое плохое в хайлайне для тебя? Может, тебе не нравится натягивать стропу или ловить погоду?


Обычно мне нравится устанавливать хайлайн, особенно в хорошей компании. Это как пазл, который нужно собрать. Думаю, мой главный враг – это ветер. Он может изменить всё. Ты можешь быть сильнейшим спортсменом на планете, но, если ветер решает «Сегодня ты не будешь ходить по стропе!» или «Я сломаю твой хайлайн!», тогда всё идет прахом. С этим ничего не сделаешь. В более широком смысле главный враг слэклайнера – силы природы, поскольку однажды хайлайн моих друзей был разрушен ударом молнии.


Что самое классное в хайлайне, почему ты этим занимаешься?


О, это объемный вопрос. И трудно выбрать что-то одно. Сегодня ты чувствуешь, что самое лучшее – это сообщество единомышленников, друзья рядом с тобой. Это атмосфера вокруг слэклайна – посиделки у костра, дух хиппи, кемпинг в пустыне. Потом ты идешь по длинному хайлайну, и это подобно медитации. Ты становишься единым целым с природой и cамим собой, забываешь о прошлом и будущем. Есть только сейчас. Такое трудно почувствовать, занимаясь чем-то другим в этой жизни. Когда идешь фри соло, это чувство достигает пика. Наверно, за всё это вместе я и люблю слэклайн.


Текст: Юрий Бирилов, редактор журнала "Скалолаз"